Легализация короткоствола, или «Нихьт шисен, або Тень в подворотне»

Лук для выживания своими руками. Часть 4: Стрельба из лука, сохранение его прочности
11.02.2019
Меню выживальщика: «Буду» – южноазиатский рыбный соус
12.02.2019

Эту статью прислал и попросил опубликовать наш постоянный читатель, как альтернативное мнение на вопрос «к чему приведёт легализация короткоствола, кому она нужна, и вообще». Весьма любопытное мнение, которое требует дискуссии. Итак…

Нихьт шисен, або Тень в подворотне

Древний греческий троллинг «я знаю только то, что ничего не знаю» часто иллюстрируют инфографикой в виде криво нарисованной окружности, внутри которой типа заключены знания, а все, что вне круга – сплошной fog of war мироздания. Соответственно, чем больше знания – тем больше периметр соприкосновения с неведомым.

Это верно, только если смотреть на круг снаружи, оценивая чужую компетентность, как делают врачи и юристы, уверенные, что только они объективно воспринимают реальность, потому что им типа со стороны виднее, «лицом к лицу лица не увидать» и прочий есенин. А все остальные людишки – родные братья Джона Сноу, который, как известно, не знал ничего, кроме того, где находится клитор у одичалой Игритт.

А вот если вы смотрите изнутри круга знаний (что, согласитесь, логичней), и курили в школе число «пи» на уроках, а не папиросы в туалете, то можете смело отвечать, что если не звенеть абстрактно, а измерять конкретно в метрах, килограммах и долларах, при увеличении площади круга отношение длины окружности к ее площади в единицах измерения уменьшается. Соответственно на каждый метр периметра границы с невежеством можно бросить больше сил и знаний. Именно так утверждает ноука.

Как пел пират Садальский из советского фильма «Тайна, известная всем»: кто больше учится – тот больше знает, кто больше знает – тот больше забывает. Чтобы так не получалось, на штурм каждого метра периметра невежества надо бросать все силы знания, а не только прилегающие к проблемному участку гарнизоны.

***
Пан профессор не всегда был добродушным и рассеянным старичком-боровичком с бородой клочками и окуляриями по тридцать диоптрий на очко. Был и я молод, знавал любовь женщин и ветер погони. Грабил лесом, выходил по ночам с кистенем на большак, останавливал караваны и раздавал награбленное октябрятам и ветеранам ВОВ. И пистолет у меня был.

Ну ладно, вру. Не грабил, и не раздавал – но пистолет был. На двоих с товарищем у нас имелся «Фроммер» калибра 7.65 под патрон Браунинг. Калибр, пожалуй, это было самым мудацким в хорошем венгерском пистолете. Тогда даже отечественные близнецы-маслята к ПМ, коих государство напечатало в страшном количестве, нельзя было просто купить в культтоварах, их надо было доставать тайно, по вполне впечатляющим для студентов ценам и с неиллюзорной вероятностью быть кинутыми или принятыми. А экзотический Browning 7.65×17 – это вообще не пойми где заказывать. Все равно, что в рыбном отделе советского гастронома спрашивать филе марлина.

Поэтому стреляли мы редко, преимущественно пьяными, предпочитая душить несчастных купцов рояльной струной или добивать клюшкой для гольфа. О контрольных выстрелах, понятно, речь вообще не шла – дорого.

Так что я хорошо понимаю не только психологию вооруженного (молодого, самоуверенного, зачастую нетрезвого и не очень умного) человека в толпе безоружных лохов, но и совершенно противоположное ощущение отстреливающейся от ксеноморфов команды колониальных маринов «Сулако», перебрасывающих друг другу последние магазины для М-41А с тающим числом зарядов на счетчике.

Поймите чувства человека, которому хочется ебнуть хотя бы по консервной банке, и даже есть из чего ебнуть – но выстрел 12 долларов, плюс риск при покупке набоев на черном рынке, а стипендия примерно 30 уев, да с подработкой – полтинник. Это сильно умеряло тягу к стрельбе. К счастью, когда я немного подрос, пошел на нормальную работу, и у меня наконец-то появились деньги на патроны, страдать пубертатной пистолетоманией я уже перестал.

Как видите, финансовая составляющая важна в любом деле, особенно в противозаконном и отягощенном нешутейной ответственностью в случае неудачи. Заметьте особо, пожалуйста – тягу к излишней стрельбе имеют те, кому нечего терять в материальном, социальном и моральном плане, но именно эта недостаточность и лишает их возможности приобрести оружие, пока оно дорого. Хоть легально, хоть нелегально.

***
Пока граждане спорят – приведет ли нас легализация короткоствола к Швейцарии или Бразилии, я укажу вам на ЮАР, где оружие не легализовано, при этом стоит двадцать пять долларов (не зимбабвийских) в нижней ценовой категории за ствол, который с одинаковой вероятностью может выстрелить пулей в пациента или затвором в доктора. В результате этого там, с помощью пистолета, грабят прохожих даже на стоптанные кроссовки. Ну и убивают, ясное дело, как же без этого?

В нормальных странах нормальные триггермэны, потратив семьсот долларов на нелегальный ствол, не рассматривают уличный планктон в качестве поживы, потому что надо каждый день отнимать по три китайские мобилки, чтобы в итоге, через месяц тяжкого труда выйти хотя бы в ноль по этому нездоровому со всех сторон бизнес-проекту.

Поэтому аргумент «у преступников пистолеты уже есть, а беззащитным гражданам не разрешают» — он двоякий. Там, где доступ к оружию затруднен, преступники с пистолетами беззащитными гражданами не интересуются, а интересуются чем-то сопоставимым по цене с пистолетом – банками, ломбардами, кассами. Но – вот незадача для Бонни и Клайда – как раз в банках и ломбардах сидят вполне вооруженные охранники, в магазинах существует видеозапись и сигнализация, и вообще – от гоп-стопа эта деятельность сильно отличается.

Так что основным регулятором для криминала является вовсе не легальность или нелегальность оружия (все равно с легальным никто на хапок не пойдет), а его стоимость на черном рынке относительно дохода. Кто не знает – криминал ведь тоже экономическая деятельность. Потому что бытовой криминал драку по пьяни, или выходки маньяка в сквере в полном смысле и криминалом-то назвать нельзя – это больше по ведомству наркологии и психиатрии проходит.

***
Люди – они по природе раздолбаи. Как только оружие станет более доступным для граждан, него начнут а) терять, б) проебывать, в) воровать, г) закладывать… короче вплоть до я) забывать в трамвае. Если вы думаете, что кто-то будет относиться к пушке намного серьезней, чем к айфону – то вы тоже по ведомству наркологии и психиатрии. Поднимите руки, кто ни разу в жизни не терял мобильный телефон? То-то же. Между прочим, в середине 90-х мобилы стоили дороже пистолетов, что не мешало их регулярно проебывать в самых невероятных местах и ситуациях.

Вы даже не представляете, какое феерическое количество мудаков будет уезжать в отпуск, оставив оружие дома, утешая себя тем что: я только на недельку, в Анталию и обратно, у нас спокойный район, в подъезде консьерж, а в квартире «надежная бронированная дверь».

Кроме того, я хочу вам напомнить, что при легализации чего угодно – наркотиков, оружия, проституции, комиксов и онанизма – предложение на черном рынке стремительно дешевеет, поскольку в него заложен значительный процент риска. В чем, собственно, смысл черного рынка и состоит – в создании баланса между стоимостью и доступностью и предложении клиенту выбора.

Соответственно, предложение на черном рынке возрастет, а цены упадут. К чему это приведет – смотрите сами.

***
Во-первых, забейте болт на статистику, сравнивая отечественные данные с мировыми – если вы не глубочайший специалист. В мире часто сваливают в кучу ограбления и разбой, а наши граждане не всегда даже знают, что это не одно и то же, а две разные статьи. С разбоями, кстати, у нас полный порядок. В смысле, их мало, а те, что есть, как правило, граждан не касаются – если они не работают инкассаторами.

Во-вторых, от оружия отсечены значительные слои маргиналов и нездоровых на голову, которые редко бывают богатеями. Теоретически, конечно, наркоман способен, наставив ствол, вытрясти сто гривен из прохожего, ибо ломка – не тетка. Практически – откуда у него деньги на ствол? А если и найдутся – то лучше их сразу проторчать прямым и непосредственным способом, а не косвенным. Да и сам пистолет, как матценность, будет проколот максимум за неделю.

В-третьих, у нас практически отсутствует такая категория преступников, как одиночный грабитель. Поскольку у молодых жлобов денег на оружие нет, они сбиваются в группы для ограбления. Пострадавшему, конечно, от этого не легче, но если кто-то думает, что ушкуйную шайку собрать проще простого – то он сильно ошибается, даже толкового подельника, готового разделить прибыли и риски, найти непросто. А чтобы пиратствовать в одиночку требуется сила, расчет, отвага и отмороженность – со всем этим, кроме последнего компонента, у молодежи проблема.

Зато вот в других странах персонаж в подворотне и с пистолетом – это половина криминальной статистики, потому что позволяет выходить на разбойный промысел таким убогим раубриттерам, которых без оружия даже кошка загрызет.

Так что контроль теневого обращения короткоствола и боеприпасов будет, фактически, ключевым фактором – а ведь о нем даже не вспоминают. Говорят о праве граждан, об обязанностях властей, приводят в пример техасских бабулек с пистолетами в сумочке и анчурийскую статистику, в которой «вооруженное ограбление» — это даже ограбление, совершенное с вилкой в руках.

***
Я не буду развивать идею о том, что техасская бабушка семьдесят лет назад, еще при Трумэне, была техасской девочкой, которую учил стрелять отец, а потом последовательно техасской девушкой, техасской бизнес-леди и так далее, и все это время у нее в бардачке лежал «Вальтер». Эта комичная бабушка по некоторым параметрам даст фору кадровому офицеру – у нас таких бабушек нет, и они появятся, соответственно, только через семьдесят лет.

Я не буду развивать идею о том, что в понятие «самозащита» для большинства наших граждан входит и восстановление справедливости в маршрутке, и укрощение соседа, любителя ночного Шуфутинского, и даже воспитание невежливого официанта в кафе. Не, ну а хули? Власти же мышей не ловят – надо самому все делать. Тем более, «он первый начал».

И много чего еще не буду упоминать, чтобы не затевать шумной и беспредметной ссоры.

Но когда вы взвешиваете все «за» и «против», для штурма периметра неизвестного изнутри своего круга знаний, привлекайте все силы, и данные (в том числе неявные), а не только прилежащие непосредственно к проблеме, типа «я мальчик, я хочу кружевной пестик и в Техас». Сядьте и подумайте, без хочушек, как взрослый человек. В конце концов, если у вас хочушка настолько сильна – то с трудом и затратами вы можете легально вооружиться даже сейчас. Если же хотите без трудов и затрат – вам точно оружие противопоказано.

Пушки детям не игрушки.

Автор — Gorky-look

8 Comments

  1. Andrey Wander:

    Какая-то статейка заказная. Пишет профи и очень убедительно, для тех кто не в теме. А впечатление в сумме, после прочтения данного опуса остаётся прежним. Народ быдло и все перестреляют друг друга.

  2. Max Hailiger:

    Точка зрения автора довольно обоснована,но… Дело в том,что в одной из стран бывшего Союза (яка нещодавно сказала «совку» остаточне «прощавай») охрана банка и ломбарда (то есть как писал автор места которое интересует именно вооружённых разбойников) может быть вооружена лишь камуфлироваными штанами. Да,что там.. Не все службы инкассации имеют огнестрел

  3. Geronyx:

    Отчасти автор прав. Всем подряд приобретение КС разрешать нельзя. Иначе это действительно приведёт к необратимым последствиям.
    Выдачу лицензии на покупку КС нужно разрешить. Но ужесточить требования до такой степени, чтоб отсечь от приобретения максимальное количество быдла.

  4. Сергей Ивасюк:

    Очередная пустопорожняя херня. Требования к получению лицензии у нас верные. Смягчать их нельзя. Более того нужно казнить психиатров и наркологов выдавших добро абы куда. Но в рамках разумных доступ к оружию необходим. А сравнение с утраченым телефоном, пусть в те же деньги — дибелизм. Человек пытался конкурировать в стиле с Петросяном. А в этой теме это глупо. И разницу между грабежом и разбоем в приговорах автор или не понимает — или умышлено извращает. Хотелось бы трезвой мысли на тему.

    • Boris:

      На самом деле в статье есть минимум две здравых мысли, изложенных вполне доходчиво. Беда автора в другом — что он ковырнул пласт проблем, но не решается поднять его и сообщить внезапное, а именно — что «надо менять всю систему».

  5. Павел:

    Для меня осталась очень спорной связь между стоимостью нелегального и легального ствола.

    Дескать, будет легальное предложение — цены на черном рынке упадут, криминал вооружится.

    С чего бы? Это два практически непересекающихся множества (легал в нелегал при утере перетечь сможет, а вот обратно — никак).

    Нелегальные продолжат ходить под все той же 222/223 УК РФ, легальные — под отвественностью предусмотренной ЗоО и статьями по самообороне.

    Поэтому основной «экономический» довод статьи считаю несостоятельным.

  6. Bishop:

    Очень нравятся статьи Горького Лука, настоящий талант. Но… почему-то фраза «легализация огнестрела для граждан», часто воспринимается хоплофобами именно, как массовая продажа. По типу отделов для мобилок. Любой, кто захотел, пришёл, положил котлету гривен и пошел обмывать покупку с кентами, а вечером в клубе, на танцполе от эрекции и раздутого ЧСД и по пьяни начал шмалять каждого, кто на него косо посмотрел. Или в маршрутке ему место не уступили и он решил наказать говнюка. Ну и в таком стиле.
    С трудом и затратами вооружиться можно длинностволом или травматом. А речь идёт именно о короткостволе скрытого ношения. Его можно конечно «купить» при определённых связях, как наградной, но это же не то. Это не для граждан. Можно получить поступив на службу в полицию или в наряде в ВСУ, ну или подписав кортракт (сомнительно). И всё…
    На самом деле всё верно про техасских бабушек, которых ещё в детстве обучали отцы. Для получения разрешения нужно пройти определённый курс обучения, с реальным посещением занятий. А так же в систематическим посещением тиров-полигонов. И вот здесь, пусть уже хоть государство контролирует или выдаст лицензии организациям, обязав их вести контроль за посещение, отстрел, соревнования среди владельцев короткоствола.
    А то автор описав свою бурную молодость, решил, что больше то ни у кого ничего подобного то и не было. Только он и его друзья. Остальные ботанами росли))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *