Меню выживальщика: Копальхен — смертельно опасное блюдо Крайнего Севера

Русский стиль выживания: Рыбная ловля без удочки
17.04.2018
4 основных способа добычи воды в холодное время года
18.04.2018

Обычно мы стараемся рассказывать вам о блюдах и рецептах, которые хоть и выглядят странно и пахнут не очень, но вполне съедобны. И которые можно адаптировать в широких пределах. Но сегодня мы вам расскажем о блюде, которое есть НЕЛЬЗЯ. Вообще. Даже если местные жители будут его при вас за обще щеки уминать и вам предлагать. И даже объясним, почему это блюдо нельзя есть. Итак, традиционный рецепт кухни Крайнего Севера — копальхен.

У жителей Крайнего Севера с едой всегда был напряг. Оседлое земледелие невозможно в силу сурового климата, скотоводчество осложнено низкими температурами, рыбная ловля — аналогично. Поэтому когда к какому-нибудь чукче попадает в руки что-то съедобное — это потребляется полностью, независимо от состояния, породы и внешнего вида. И очень часто это «съедобное» уже пару неделек как умерло своей смертью. Но делать нечего — надо есть.

Лекцию про трупные яды мы вам читать не станем. Скажем просто, что попадание внутрь организма нейрина и путресцина оказывает схожий эффект с мускарином, то есть отравлением мухоморами. И смертельно опасно. Если бы не одно «Но». Дело в том, что у большинства народов Крайнего Севера есть ферменты, которые расщепляют опасные биогенные амины на безвредные соединения. Это частью заложено в генетике, частью тренируется с самого раннего детства небольшими порциями «мертвечинки». Серьёзно, очень полезная способность, лишний раз доказывающая, что человек — абсолютно всеядное существо.

Кстати, существует мнение, что благодаря этим ферментам всякие чукчи не могут свежее мясо есть. Полная ерунда — вполне могут. Ещё и кровушку свежую пить любят, но об этом как-нибудь в другой раз.

Кстати №2. Нейрин, путресцин и кадаверин очень часто помещают на свои флаги воинствующие вегетарианцы, дескать, мясо в кишечнике не переваривается, а гниёт! И выделяет ЯД! И ВЫ САМИ СЕБЯ ТРАВИТЕ! А наличие протеолитических ферментов и нормальной кишечной микрофлоры, которые препятствуют развитию гнилостных процессов, в расчёт не берётся. Короче, тема благодатная, если захотите где-нибудь поспорить с веганами — обязательно её затроньте. И про чукчей, с их умением переваривать ужасные гнилые трупы невинно убиенных коровок, расскажите. Узнаете много нового.

Короче, такая любопытная особенность организма наблюдается практически у всех народов, живущих неподалёку от полярного круга. Ненцы, эвенки, чукчи, даже эскимосы с другого континента — все они с чистой совестью едят то, что убьёт любого нормального человека. И да, за такую особенность биохимии приходится расплачиваться — организм, полностью заточенный на переработку животной отравы, хреново справляется с отравой растительной — тем же спиртом.

Итак, жители Крайнего Севера вполне могут есть тухлятину. Поэтому вопрос консервирования продуктов у них решается просто — закопать и забыть. Потом вспомнить (иногда и через 18 месяцев), откопать, удалить корочку, шкурку и перья, и кушать. Собственно, так и готовятся копальхен, кивиак и прочие блюда, основанные на аналогичном принципе. Фундаментальное отличие от того же хакарля — тушки не потрошат. Вообще. Иногда, конечно, оленю перед умерщвлением дают просраться, но с мелкой птицей этим не заморачиваются. То есть идёт не ферментация под действием молочнокислых и прочих бактерий, а обычное гниение в результате работы нормальной сапротрофной микрофлоры. Кроме того, некоторые блюда рекомендуется проморозить как следует — это уничтожит совсем уж вредные бактерии и сделает продукт чуточку более съедобным.

Так вот. Копальхен есть нельзя. Вообще. Никогда. В отличие от того же хакарля, он практически не пахнет. Тонкие ломтики странного, но не такого уж и отвратительного, мяса макают в соль и едят практически сырыми. И да, жарить такое блюдо не рекомендуется — начинает вонять. То есть можно повестись на уговоры местных жителей и попробовать «деликатес». И тут уже как повезёт — можно, конечно, говорить про «безопасные дозы», как у тех же мухоморов с мускарином, но осторожный и здравомыслящий человек на это не пойдёт.

А рассказываем мы вам всё это потому, что случаи отравления копальхеном не редкость. И если вам придётся выживать в суровых условиях тундры в компании ваших друзей-чукчей, то даже не вздумайте разделять с ними такую трапезу. Это даже не рыба фугу, которую можно правильно приготовить и всё ок будет. Это натуральный яд, которые кое-кто просто может спокойно кушать.

Обычно мы стараемся рассказывать вам о блюдах и рецептах, которые хоть и выглядят странно и пахнут не очень, но вполне съедобны. И которые можно адаптировать в широких пределах. Но сегодня мы вам расскажем о блюде, которое есть НЕЛЬЗЯ. Вообще. Даже если местные жители будут его при вас за обще щеки уминать и вам предлагать. И даже объясним, почему это блюдо нельзя есть. Итак, традиционный рецепт кухни Крайнего Севера — копальхен.

У жителей Крайнего Севера с едой всегда был напряг. Оседлое земледелие невозможно в силу сурового климата, скотоводчество осложнено низкими температурами, рыбная ловля — аналогично. Поэтому когда к какому-нибудь чукче попадает в руки что-то съедобное — это потребляется полностью, независимо от состояния, породы и внешнего вида. И очень часто это «съедобное» уже пару неделек как умерло своей смертью. Но делать нечего — надо есть.

Лекцию про трупные яды мы вам читать не станем. Скажем просто, что попадание внутрь организма нейрина и путресцина оказывает схожий эффект с мускарином, то есть отравлением мухоморами. И смертельно опасно. Если бы не одно «Но». Дело в том, что у большинства народов Крайнего Севера есть ферменты, которые расщепляют опасные биогенные амины на безвредные соединения. Это частью заложено в генетике, частью тренируется с самого раннего детства небольшими порциями «мертвечинки». Серьёзно, очень полезная способность, лишний раз доказывающая, что человек — абсолютно всеядное существо.

Кстати, существует мнение, что благодаря этим ферментам всякие чукчи не могут свежее мясо есть. Полная ерунда — вполне могут. Ещё и кровушку свежую пить любят, но об этом как-нибудь в другой раз.

Кстати №2. Нейрин, путресцин и кадаверин очень часто помещают на свои флаги воинствующие вегетарианцы, дескать, мясо в кишечнике не переваривается, а гниёт! И выделяет ЯД! И ВЫ САМИ СЕБЯ ТРАВИТЕ! А наличие протеолитических ферментов и нормальной кишечной микрофлоры, которые препятствуют развитию гнилостных процессов, в расчёт не берётся. Короче, тема благодатная, если захотите где-нибудь поспорить с веганами — обязательно её затроньте. И про чукчей, с их умением переваривать ужасные гнилые трупы невинно убиенных коровок, расскажите. Узнаете много нового.

Короче, такая любопытная особенность организма наблюдается практически у всех народов, живущих неподалёку от полярного круга. Ненцы, эвенки, чукчи, даже эскимосы с другого континента — все они с чистой совестью едят то, что убьёт любого нормального человека. И да, за такую особенность биохимии приходится расплачиваться — организм, полностью заточенный на переработку животной отравы, хреново справляется с отравой растительной — тем же спиртом.

Итак, жители Крайнего Севера вполне могут есть тухлятину. Поэтому вопрос консервирования продуктов у них решается просто — закопать и забыть. Потом вспомнить (иногда и через 18 месяцев), откопать, удалить корочку, шкурку и перья, и кушать. Собственно, так и готовятся копальхен, кивиак и прочие блюда, основанные на аналогичном принципе. Фундаментальное отличие от того же хакарля — тушки не потрошат. Вообще. Иногда, конечно, оленю перед умерщвлением дают просраться, но с мелкой птицей этим не заморачиваются. То есть идёт не ферментация под действием молочнокислых и прочих бактерий, а обычное гниение в результате работы нормальной сапротрофной микрофлоры. Кроме того, некоторые блюда рекомендуется проморозить как следует — это уничтожит совсем уж вредные бактерии и сделает продукт чуточку более съедобным.

Так вот. Копальхен есть нельзя. Вообще. Никогда. В отличие от того же хакарля, он практически не пахнет. Тонкие ломтики странного, но не такого уж и отвратительного, мяса макают в соль и едят практически сырыми. И да, жарить такое блюдо не рекомендуется — начинает вонять. То есть можно повестись на уговоры местных жителей и попробовать «деликатес». И тут уже как повезёт — можно, конечно, говорить про «безопасные дозы», как у тех же мухоморов с мускарином, но осторожный и здравомыслящий человек на это не пойдёт.

А рассказываем мы вам всё это потому, что случаи отравления копальхеном не редкость. И если вам придётся выживать в суровых условиях тундры в компании ваших друзей-чукчей, то даже не вздумайте разделять с ними такую трапезу. Это даже не рыба фугу, которую можно правильно приготовить и всё ок будет. Это натуральный яд, которые кое-кто просто может спокойно кушать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *