Как начать ядерную войну, не привлекая внимания санитаров

Чем отличается первая помощь и медицинская помощь?
Чем отличается первая помощь и медицинская помощь?
14.03.2020
Автоматический пистолет Стечкина (АПС): легендарное оружие родом из СССР
Автоматический пистолет Стечкина (АПС): легендарное оружие родом из СССР
14.03.2020

Один бдительный майор отдал приказ на взлёт ядерным бомбардировщикам. Связи не было, и сообщить пилотам, что тревога — ложная, майор не смог. Так началась Третья мировая. Ладно, не началась, но вполне могла, ведь в 50-е и 60-е на американских базах царил настоящий бардак.

«Рабочая лошадка» ядерной войны

В конце 50-х США устроили проверку некоторых своих баз с ядерным оружием. И результаты переплюнули любые фантазии Голливуда.

Оказалось, устав службы на стратегических объектах имеет такие бреши, что странно, как вообще удалось избежать Третьей мировой.

Допустим, мы у базы в Южной Корее. На базе — дюжина истребителей-бомбардировщиков F-100. У каждого «под брюхом» самая популярная тогда водородная бомба Mark 28.

Мощность одной такой бомбы может превышать мегатонну.

Подвеска бомбы Mark 28

Подвеска бомбы Mark 28

А что, «если завтра война»?

Связь с союзной Японией, где находилась штаб-квартира американских войск, из-за атмосферных помех пропадает почти каждый день. А до коварных русских — рукой подать.

Нет связи в момент очередного кризиса или пришло сообщение об ЯДЕРНОМ ВЗРЫВЕ где-то ещё? Все в воздух.

Формально начальник базы в ранге майора мог поднять в воздух самолёты с ядерным оружием только по прямому приказу «сверху». А на практике — «хозяин-барин», как начальник базы захочет, так и сделает.

Командир отвечал за безопасность своих людей и, если решал, что им грозит опасность, — мог поднять самолёты.

В воздухе пилоты кружили бы в районе ожидания, пока не получили бы боевой приказ идти на цель. А если не получат, тогда всё в порядке — вернутся на базу.

Или нет?

Ракетная база

Ракетная база

Дело в том, что во избежание аварий лётчики почти никогда не поднимались в воздух с ядерным оружием на борту — и даже не выруливали с ним на старт, а только запускали движки. То есть, получив приказ на вылет, пилоты мгновенно поняли бы: теперь-то дело серьёзно. И занервничали бы по‑настоящему.

Что самое страшное, испытания в Лос-Аламосе показали, что у водородных бомб типа Mark 28 нет защиты от «одноточечной детонации». Обычно такая бомба взрывается, только когда все её детонаторы сработают одновременно. Но конструкция бомбы имела уязвимые места — «углы», где сближались несколько зарядов взрывчатки. Если туда попадёт пуля или осколок, может пойти цепная реакция. Поэтому при аварии на старте могло произойти почти всё что угодно. Выброс радиации, частичный (то есть менее мощный, чем задумано) или даже полный ядерный взрыв.

Вот вам ситуация: пилоты на взводе взлетают и видят позади взрыв на родной базе. Связи нет. В таких условиях, как признавались офицеры, лётчики в воздухе наверняка взяли бы курс на цель. То есть для нападения на СССР в случае очередного кризиса было бы достаточно одного бдительного майора, который бы просто хотел уберечь своих людей. Взлёт — авария — нет связи — Третья мировая.

Доктор Стрейнджлав одобряет

Доктор Стрейнджлав одобряет

Хорошо, но это ведь «всего лишь» тактические самолёты. Может, у стратегической авиации (SAC) порядок?

А вот и нет!

«Гарантия безопасности», которой нет

Опять же, в теории всё выглядело благопристойно. В самолёте дежурного пилота или у самого лётчика — конверт. На конверте — четыре цифры. В случае чего, пилот получает сигнал по радио — восемь цифр. Смотрит на конверт, цифры на нём совпадают с первыми четырьмя из полученных. После вскрывает конверт и сверяет цифры внутри — с остальными четырьмя. И только если всё совпало, пилот летит выполнять боевую задачу.

Однако в реальности для всех самолётов на боевом дежурстве цифры в коде были… одинаковыми. А сами коды менялись крайне редко.

Пилот. Кадр из фильма «Доктор Стрейнджлав»

Пилот. Кадр из фильма «Доктор Стрейнджлав»

То есть достаточно было скучающему пилоту вскрыть конверт и сказать по радио остальным: «ребята, я тут получил слабый сигнал, проверьте цифры?». «Ребята» проверяют, код совпадает, следовательно, приказ настоящий — летим бомбить.

Кадр из фильма «Система безопасности»

Кадр из фильма «Система безопасности»

В 1962 году вышел фильм «Гарантия безопасности». В кино из-за сбоя техники эскадрилья новейших бомбардировщиков получила приказ бомбить Москву. И не реагировала на приказы вернуться. Их так учили — чтоб враг не сымитировал характерный голос президента.

А в жизни процедуры отзыва после получения подлинного боевого приказа просто не было!

Мало ли, вдруг мистер президент передумает. Что этот штатский вообще понимает в ядерной войне?

«Ежели один человек построил, другой завсегда разобрать может»

Хорошо, а как насчёт межконтинентальных ракет? Ведь в теории запустить ракету Minuteman можно было лишь после согласованной команды от двух центров управления.

На практике военные 60-х учитывали, что один из двух центров может быть уничтожен. Поэтому, если от одного центра нет сигнала, спустя некоторое время второй мог запустить ракету и в одиночку. Причём этот показатель, «некоторое время», ставили на ноль — то есть пускаем сразу.

Пульт запуска Minuteman III

Пульт запуска Minuteman III

Но ведь на пульты ракет ставили хитрые «электронные замки»? И без получения кода свыше ракета не взлетит?

Пытливый человеческий ум победил бездушную технику! Офицеры SAC, обойдя защиту, втихую установили на пультах запуска ракет простейший код — восемь нулей.

И много лет об этом лайфхаке не знал даже министр обороны США.

Воистину, чем больше узнаёшь о прошлом, тем лучше понимаешь, насколько был хрупок мир, в котором мы теперь живём. Но тогда люди удержались от ядерной войны. И это вселяет надежду на будущее.

Евгений Белаш | Warhead.su

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт защищен reCAPTCHA и применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.