История выживания: Павел Вавилов. Северный «робинзон»

Спецслужбы: Штази (МГБ ГДР). Как создать полицейское государство
31.08.2018
Третья мировая война: Реалии исламского терроризма
31.08.2018
Показать все

Tourist in mountain. Element of design.

Существует мнение, что большинство историй выживания закончились счастливо исключительно благодаря тому, что их героям невероятно везло. Но при этом почему-то игнорируется факт, что постоянно везти не может никому и что любая неудача, особенно в настолько неблагоприятных условиях, может стать фатальной.

Тем не менее, слушая описание некоторых подобных случаев отказываешься верить в происходящее. И история выживания Павла Вавилова тому наглядное подтверждение. И советского кочегара спасли не удачные стечения обстоятельств (хотя их роль значительная), а несгибаемая воля, решительность и отличные навыки выживания. Причем демонстрировать всё это пришлось на острове, расположенном за полярным кругом. Но обо всё по порядку.

Предыстория

Павел Вавилов родился в 1909 году в деревне Павличино Ярославской области. Когда повзрослел — перебрался в Ленинград, где стал работать матросом на речных судах. А в 1934 пошел на повышение и перешел на суда, плавающие по Северному морскому пути. Там работал сначала кочегаром, потом машинистом. Обычная биография трудолюбивого советского парня. И всё бы ничего, если не Вторая Мировая.

На северном плацдарме бои велись ничуть не легче, чем на Украинском и Белорусском фронтах. Причем именно из-за того, что особых успехов у нацистов там не было. Но можно было пытаться контролировать северные моря, топить транспортные суда и всячески препятствовать поставкам в СССР по морю. Этим занимались как подводные лодки, так и тяжелые крейсера.

В те времена Павел Вавилов служил на ледокольном пароходе «Александр Сибиряков«. Основной задачей судна была доставка людей и продовольствия на полярные станции Северной Земли. И до 1942 года всё проходило весьма успешно. Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается.

24 августа 1942 года «Александр Сибиряков» вышел в очередной рейс. Ничего не предвещало беды, разведка (в том числе и воздушная) о наличии на маршруте неопознанных судов не сообщала. Но на следующий день в районе залива Миддендорф советский пароход попал в поле зрения тяжелого немецкого крейсера «Адмирал Шеер«. Как оказалось, разведка тупо забыла предупредить нашего капитана. Боя избежать не получилось, а  исход его был предрешен заранее. Часть моряков погибла при обстреле, часть попыталась спастись на двух шлюпках (одну немцы быстренько затопили), а часть осталась барахтаться в ледяной воде.

Задачей «Адмирала Штеера» были сбор информации и уничтожение британских морских конвоев. Справедливо подумав, что русские офицеры могут располагать нужной информацией, немцы взяли в плен всех, кто пытался спастись на второй шлюпке. Сопротивление было незначительным и подавили его ценой одного трупа. Пустую лодку оставили дрейфовать.

Суть

Павлу Вавилову одновременно повезло и не повезло. Он не был ранен во время обстрела — это плюс. Он не успел добраться до шлюпок и оказался в ледяной воде, цепляющимся за какой-то деревянный обломок — это минус. Но это позволило ему остаться незамеченным для немцев — это опять плюс. Он смог добраться до дрейфующей лодки, в которой оставались её какие-то базовые запасы и труп матроса, пытавшегося отбиваться. Залог выживания после купания в ледяной воде — одеть на себя что-то сухое и тёплое. Одежда мёртвого товарища пригодилась. Среди запасов были найдены два коробка спичек, несколько топоров, банка галет и бочонок с пресной водой, а также заряженный револьвер с запасом патронов.

Но Павел Вавилов понимал, что этого явно недостаточно. Поэтому приложил максимум усилий, чтобы выловить из воды ещё хоть что-нибудь. «Александр Сибиряков«, напоминаю, был транспортным судном, везшим груз на полярные станции, так что шансы на удачу были. Кочегар смог выловить мешок с меховой одеждой (относительно сухой), мешок с отрубями и спальник. С этим уже можно было хоть что-то делать.

Неподалёку виднелся небольшой остров, на котором даже можно было разглядеть постройку. Павел Вавилов, разумеется, направился туда. Ведь где постройка — там и люди. А где люди, так и связь и возможность вернуться домой. Но как оказалось, остров был необитаемым, а маяк — заброшенным. Но что делать дальше? Кочегар не знал. В картах он не ориентировался и имел лишь приблизительное представление о том, где сейчас находится. А как вы можете увидеть по карте — хрен бы он куда доплыл на спасательной лодке по северным морям. До ближайшего острова (о. Продолговатый. Тоже необитаемый) — больше 9 км. А куда плыть дальше — уже не видно. Так что Павел Вавилов принял решение ждать помощи и выживать.

Месяц на острове

И вот тут везение закончилось и началась борьба за жизнь. Маяки ставят, чтобы облегчить судоходство. А если маяк заброшен, то значит судоходных маршрутов рядом уже нет. Это раз. Не просто так полярникам везли припасы на большом и тяжелом корабле — Карское море штормит ОЧЕНЬ сильно, а это два.  Людей на острове Белуха уже не было, но в первый же день Вавилов заметил нескольких белых медведей. Заметил и обрадовался наличию нагана. Но справедливо посчитал, что применять его лучше только в самом крайнем случае.

Итого. Небольшой каменистый остров в несколько квадратных километров, растительности нет, холодно, мокро, пить нечего, жрать нечего, ещё и белые медведи вокруг шастают. Диспозиция, мягко говоря, хреновая. Но жить-то хочется, так что Павел Вавилов принялся за дело.

Для начала, он оборудовал спальное место на вершине маяка — это существенно снижало шансы ночных визитов медведей, а также закрывало от дождя и ветра. Выловленная меховая одежда тут же пошла на утепление спальника. Да, август за полярным кругом уже прохладный, но с должным утеплением спать можно даже не разжигая костра. А то, что кое-где всё равно лежит лёд со снегом — это даже хорошо, поскольку обеспечивало запасы пресной воды. Кочегар топил лёд, разводил в нём отруби и этим питался. Ловить рыбу было невозможно из-за сильного прибоя, охотиться было не на что, собирать — практически нечего.

Главной проблемой был поиск растопки — площадь острова небольшая, деревьев на нём почти не растёт, а пологих пляжей, на которых можно собирать плавник, мало. К счастью, постройки на острове были частично деревянные — вот они и пошли на растопку. Но её всё ещё было мало, поэтмоу о том, чтобы подавать дымовой сигнал, не могло быть и речи. Звука выстрелов с большого расстояния тоже не слышно, а заметить небольшую фигуру, размахивающую руками — крайне сложно. Несколько кораблей прошло мимо острова и не заметили Павла Вавилова. Так прошел почти месяц.

Но кочегару опять повезло — его заметили с пропылвающего рядом парохода «Сакко«. Вот только ни пристать к острову, ни подогнать лодку у экипажа не вышло. Но информацию о «выжившем» сообщили куда надо. Вскоре за Павлом Вавиловым прилетел гидросамолёт. Но и он не мог 4 дня нормально приземлиться. К счастью, хотя бы еду сбрасывал и медведей отгонял.

И если вы думаете, что спасённый кочегар навсегда отказался от службы во флоте, которая принесла ему такое «приключение», то вы ошибаетесь. Вавилов вернулся в строй и продолжил служить на судах Северного флота.

Честно, сложно сказать, чего в этой истории больше — невероятных счастливых случайностей или фееричных неудач. Но факт, что если бы не железная воля, упорство, решительность и желание выжить — Павел Вавилов бы не продержался и недели. Так что, дорогие коллеги, помните об этой истории, когда у вас наступит чёрная полоса в жизни. Всё можно преодолеть, если сильно этого захотеть.

1 Комментарий

  1. Александр:

    Это история моего прадеда, спасибо за статью!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *