Экспериментальные ружья XVII века, опередившие своё время

Установлен новый мировой рекорд по дальности снайперского выстрела: 4170 метров!
27.02.2018
Синтез спирта-сырца: Производство качественного самогона в домашних условиях
28.02.2018

Огнестрельное оружие изменило облик войны — теперь даже тяжелые металлические пластины больше не гарантировали безопасности. Но одна проблема всё ещё оставалась — скорострельность. Ведь до изобретения унитарных боеприпасов всё приходилось заряжать вручную, и даже самый быстрый и ловкий солдат не мог делать более четырёх выстрелов в минуту. Но этого было явно недостаточно, особенно в условиях повсеместного использования линейной тактики, поэтому различные конструкторы пытались придумать способ повысить скорострельность. Некоторые из этих экспериментальных ружей были удачными, некоторые — не очень. Но с появлением более совершенных патронов все они отправились на свалку. А мы вам о них всё равно расскажем — уж очень интересные подходы в них применялись.


Ружье Лоренцони

Италия, семнадцатый век. Конструктор Микеле Лоренцони создаёт схему перезарядки, которая позволяет добиться фантастической скорострельности — чуть ли не 20 выстрелов в минуту. При этом перезарядка осуществляется лёгким движением руки. Один минус, каждый раз приходится целиться заново, но это детали. Что же он придумал?

Изначально схема была опробована на пистолетах, а только потом адаптирована под винтовки. Смысл был следующим: в деревянном прикладе находилось 2 канала — с пулями и с порохом. Оба канала упирались во вращающийся барабан с двумя выемками. При перезарядке, ружье наклонялось стволом вниз, барабан проворачивался до «щелчка» — из канала, под действием гравитации, высыпался порох и падала вниз пуля. Дальше барабан вращался и пуля выпадала уже с другой стороны, где упиралась в заслонку. Потом туда же высыпался порох, барабан проворачивали, ствол поднимали, заслонку убирали, производили выстрел. Повторять, пока не закончатся враги или снаряды. Перезаряжать (досыпать пороха и пуль) кстати такую конструкцию было не сложно, поскольку каналы вполне могли доходить до края приклада, где их прикрывали заглушки.

Гениально, правда? За счёт отработки действий до автоматизма, можно было довести скорострельность до немыслимых на тот момент величин. И всё было бы хорошо, если бы не 2 маленькие проблемы.

Проблема первая — весь заряд пороха хранился в прикладе, так что малейшая искра могла вызывать взрыв, способный если не убить стрелка. то что-нибудь ему оторвать. И любое попадание в приклад могло этим закончиться. Рискованно? Очень.

Вторая проблема была куда сложнее. В конструкции требовалась невероятная точность. Чтобы никакой случайно искры при вращении барабана, чтобы ничего не застревало, чтобы, не дай Бог, заслонка не осталась на месте. Короче, над КАЖДЫМ экспериментальным ружьём приходилось работать несколько дней, причём исключительно квалифицированным мастерам-оружейникам.

Тем не менее ружья Лоренцони выпускались довольно долго. Но это было дорогое оружие, которое могли себе позволить только реально обеспеченные офицеры. Однако массовой популярности сама идея так и не сыскала. И упростить её не получилось. А потом придумали новый вид патронов.


Ружье Пакла

1718 год. Англия. Юрист Джеймс Пакл патентует экспериментальное ружье, ставшее потом прообразом пулемёта. В чём же заключался принцип?

Сама идея вращающегося барабана, последовательно подающего пули, существовала аж с 16-ого века. Но эти барабаны подавали исключительно пули, а порох приходилось досыпать самостоятельно, поэтому особой популярности они не сыскали. А Пакл догадался использовать СЪЕМНЫЕ барабаны, уже заправленные порохом и заряженные. Вставил барабан, выстрелил, повернул, выстрелил, повернул и так 11 раз. Вытащил барабан, заменил, повторил. При этом экспериментальное ружье устанавливалось на треногу, что обеспечивало прекрасную стабильность стрельбы и высокую меткость. Не надо было каждый раз целиться заново.

Звучит заманчиво, не так ли? Но не обошлось и без недостатков. Критических, кстати.

Тренога для стабилизации — это очень хорошо. Вот только общий вес этой конструкции предполагал чуть ли не использование «орудийного расчёта» для передвижения. То есть мобильности никакой. Да и съемный барабан оказался не таким уж и надёжным.  Бывали и осечки, и заклинивание. Плюс его не предполагалось перезаряжать прямо на поле — только в спокойных условиях. Да и дорогое это ружьё было — хоть и дешевле, чем предыдущий вариант, но намного дороже обычных кремниевых. Так что широкой популярности оно так и не нашло.


Ружье Жирардони

1779 год. Австрия. Оружейник Бартоломео Жирардони демонстрирует австрийскому герцогу винтовку, работающую на абсолютно революционном принципе. Что вы скажете о ПНЕВМАТИЧЕСКОЙ винтовке, способной убить человека со 150 шагов?

Это не шутка. Это реально действующее боевое оружие, принятое на вооружение австрийских военных егерей. Это, чёрт побери, было чуть ли не первое реально эффективное снайперское оружие. При этом — со впечатляющей скорострельностью. Не надо было досыпать порох, поджигать его, ждать выстрела. Нажатие на спусковой крючок — он ударяет по клапану воздушного баллона, смещая его на доли секунды, которых хватало, чтобы выходящим воздухом придать пуле скорость в 200 м/с. Как результат — егеря могли прицельно выбивать вражеских офицеров, оставаясь практически вне досягаемости для ответного огня. Причём бесшумно, без демаскирующих вспышек и дыма.

Были и некоторые минусы. Пневматика, как вы понимаете, работает тем лучше, чем полнее заряжен баллон. Так что только первые 5-10 выстрелов из 20 (да, чёрт побери, магазин на 20 снарядов, которые подавались автоматически) били на феноменальное расстояние. А дальше эффективность снижалась. Однако баллоны тоже можно было менять. Прямо в бою, не разбирая винтовки на мелкие детали — просто открутив металлический баллон-приклад и заменив его на новый такой же. А сам баллон потом можно перезарядить, причём с помощью ручного насоса.

Главным минусом была феерическая сложность конструкции. Которую даже ученики мастера Жирардони не смогли повторить, после смерти своего учителя. Так что да, пока оружейник был жив — австрийские егеря давали всем «прикурить». А потом пришлось выкручиваться.

Как видите, проблемы скорострельности были решаемы. А вот проблемы дороговизны, сложности в изготовлении и обслуживании — увы, нет. Поэтому регулярные войска предпочитали использовать 20 человек, вооруженных стандартными ружьями, одному бойцу, оснащённому экспериментальным ружьём. Так было выгоднее и в цене, и в суммарной скорострельности. Но сами идеи, используемые в этих невероятных ружьях, были поистине новаторскими. И оружейники активно прибегали к ним в дальнейшем.

Огнестрельное оружие изменило облик войны — теперь даже тяжелые металлические пластины больше не гарантировали безопасности. Но одна проблема всё ещё оставалась — скорострельность. Ведь до изобретения унитарных боеприпасов всё приходилось заряжать вручную, и даже самый быстрый и ловкий солдат не мог делать более четырёх выстрелов в минуту. Но этого было явно недостаточно, особенно в условиях повсеместного использования линейной тактики, поэтому различные конструкторы пытались придумать способ повысить скорострельность. Некоторые из этих экспериментальных ружей были удачными, некоторые — не очень. Но с появлением более совершенных патронов все они отправились на свалку. А мы вам о них всё равно расскажем — уж очень интересные подходы в них применялись.


Ружье Лоренцони

Италия, семнадцатый век. Конструктор Микеле Лоренцони создаёт схему перезарядки, которая позволяет добиться фантастической скорострельности — чуть ли не 20 выстрелов в минуту. При этом перезарядка осуществляется лёгким движением руки. Один минус, каждый раз приходится целиться заново, но это детали. Что же он придумал?

Изначально схема была опробована на пистолетах, а только потом адаптирована под винтовки. Смысл был следующим: в деревянном прикладе находилось 2 канала — с пулями и с порохом. Оба канала упирались во вращающийся барабан с двумя выемками. При перезарядке, ружье наклонялось стволом вниз, барабан проворачивался до «щелчка» — из канала, под действием гравитации, высыпался порох и падала вниз пуля. Дальше барабан вращался и пуля выпадала уже с другой стороны, где упиралась в заслонку. Потом туда же высыпался порох, барабан проворачивали, ствол поднимали, заслонку убирали, производили выстрел. Повторять, пока не закончатся враги или снаряды. Перезаряжать (досыпать пороха и пуль) кстати такую конструкцию было не сложно, поскольку каналы вполне могли доходить до края приклада, где их прикрывали заглушки.

Гениально, правда? За счёт отработки действий до автоматизма, можно было довести скорострельность до немыслимых на тот момент величин. И всё было бы хорошо, если бы не 2 маленькие проблемы.

Проблема первая — весь заряд пороха хранился в прикладе, так что малейшая искра могла вызывать взрыв, способный если не убить стрелка. то что-нибудь ему оторвать. И любое попадание в приклад могло этим закончиться. Рискованно? Очень.

Вторая проблема была куда сложнее. В конструкции требовалась невероятная точность. Чтобы никакой случайно искры при вращении барабана, чтобы ничего не застревало, чтобы, не дай Бог, заслонка не осталась на месте. Короче, над КАЖДЫМ экспериментальным ружьём приходилось работать несколько дней, причём исключительно квалифицированным мастерам-оружейникам.

Тем не менее ружья Лоренцони выпускались довольно долго. Но это было дорогое оружие, которое могли себе позволить только реально обеспеченные офицеры. Однако массовой популярности сама идея так и не сыскала. И упростить её не получилось. А потом придумали новый вид патронов.


Ружье Пакла

1718 год. Англия. Юрист Джеймс Пакл патентует экспериментальное ружье, ставшее потом прообразом пулемёта. В чём же заключался принцип?

Сама идея вращающегося барабана, последовательно подающего пули, существовала аж с 16-ого века. Но эти барабаны подавали исключительно пули, а порох приходилось досыпать самостоятельно, поэтому особой популярности они не сыскали. А Пакл догадался использовать СЪЕМНЫЕ барабаны, уже заправленные порохом и заряженные. Вставил барабан, выстрелил, повернул, выстрелил, повернул и так 11 раз. Вытащил барабан, заменил, повторил. При этом экспериментальное ружье устанавливалось на треногу, что обеспечивало прекрасную стабильность стрельбы и высокую меткость. Не надо было каждый раз целиться заново.

Звучит заманчиво, не так ли? Но не обошлось и без недостатков. Критических, кстати.

Тренога для стабилизации — это очень хорошо. Вот только общий вес этой конструкции предполагал чуть ли не использование «орудийного расчёта» для передвижения. То есть мобильности никакой. Да и съемный барабан оказался не таким уж и надёжным.  Бывали и осечки, и заклинивание. Плюс его не предполагалось перезаряжать прямо на поле — только в спокойных условиях. Да и дорогое это ружьё было — хоть и дешевле, чем предыдущий вариант, но намного дороже обычных кремниевых. Так что широкой популярности оно так и не нашло.


Ружье Жирардони

1779 год. Австрия. Оружейник Бартоломео Жирардони демонстрирует австрийскому герцогу винтовку, работающую на абсолютно революционном принципе. Что вы скажете о ПНЕВМАТИЧЕСКОЙ винтовке, способной убить человека со 150 шагов?

Это не шутка. Это реально действующее боевое оружие, принятое на вооружение австрийских военных егерей. Это, чёрт побери, было чуть ли не первое реально эффективное снайперское оружие. При этом — со впечатляющей скорострельностью. Не надо было досыпать порох, поджигать его, ждать выстрела. Нажатие на спусковой крючок — он ударяет по клапану воздушного баллона, смещая его на доли секунды, которых хватало, чтобы выходящим воздухом придать пуле скорость в 200 м/с. Как результат — егеря могли прицельно выбивать вражеских офицеров, оставаясь практически вне досягаемости для ответного огня. Причём бесшумно, без демаскирующих вспышек и дыма.

Были и некоторые минусы. Пневматика, как вы понимаете, работает тем лучше, чем полнее заряжен баллон. Так что только первые 5-10 выстрелов из 20 (да, чёрт побери, магазин на 20 снарядов, которые подавались автоматически) били на феноменальное расстояние. А дальше эффективность снижалась. Однако баллоны тоже можно было менять. Прямо в бою, не разбирая винтовки на мелкие детали — просто открутив металлический баллон-приклад и заменив его на новый такой же. А сам баллон потом можно перезарядить, причём с помощью ручного насоса.

Главным минусом была феерическая сложность конструкции. Которую даже ученики мастера Жирардони не смогли повторить, после смерти своего учителя. Так что да, пока оружейник был жив — австрийские егеря давали всем «прикурить». А потом пришлось выкручиваться.

Как видите, проблемы скорострельности были решаемы. А вот проблемы дороговизны, сложности в изготовлении и обслуживании — увы, нет. Поэтому регулярные войска предпочитали использовать 20 человек, вооруженных стандартными ружьями, одному бойцу, оснащённому экспериментальным ружьём. Так было выгоднее и в цене, и в суммарной скорострельности. Но сами идеи, используемые в этих невероятных ружьях, были поистине новаторскими. И оружейники активно прибегали к ним в дальнейшем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *